Страны мира

Норвегия: Экономика

Норвегия — малая страна, находящаяся на постиндустри­альном этапе развития (в 2002 ВВП 190 млрд евро, на душу населения — 38,7 тыс. долл. США, темпы роста 2,1%, инфляция 2,3%). Страна лидирует по качеству жизни населения и всем социальным параметрам, она третий экспортёр в мире по энергоресурсам. Её поставки играют важную роль в обеспечении нефтью и газом (св. 12%) Западной Европы. Их обеспечивают 8 магистраль­ных нефтепроводов (совокупная длина 1271 км при об­щей пропускной способности 2,93 млн барр. в сутки) и 14 газопроводов (общая длина 5534 км при совокупной пропускной способности 169,1 млрд м3 в год).

Хотя специализация хозяйства по-прежнему обус­ловлена природными условиями (дешёвая электро­энергия, лесные богатства, минеральные и рыбные ре­сурсы), за последнее время появились новые черты, связанные с использованием передовой технологии, высококвалифицированной рабочей силы и новейших методов организации производства. У страны ярко вы­раженный рентный характер экономики, зависимость от сырьевого, главным образом нефтегазового, экспорта, который, например, составил св. 50% всего товарно­го экспорта, тогда как менее 15% экспорта приходилось на технологический сектор. Нефтегазовая промышлен­ность является фундаментом всей норвежской эконо­мики. В 2002 нефтегазовый сектор составил 23% ВВП и принёс 32% всех доходов (223 млрд норв. крон, св. 23 млрд долл. США). В нем прямо занято более 74 тыс. чел., 3% всех занятых, а косвенно ещё 220 тыс.

Экономический рост (4,2% в кон. 1990-х — нач. 2000-х гг.) обеспечивался комбинацией как благопри­ятных факторов мировой конъюнктуры, так и успеш­ной макроэкономической политикой властей. Безра­ботица значительно сократилась, дефицит госбюджета исчез и превратился в профицит. Хотя полная заня­тость создаёт благоприятные социально-экономичес­кие условия в стране, но из-за ограниченности ресур­сов есть опасность хозяйственного «перегрева».

По-прежнему велика роль государства в экономи­ке и значителен общественный сектор. Это — резуль­тат пребывания у власти в течение 30 лет социал-де­мократов (НПР), которые в своей экономической по­литике опирались на кейнсианскую теорию и скандинавскую модель «государства всеобщего благосостоя­ния». Хотя госсектор (около 5% в промышленном произ­водстве) включает ряд предприятий, в т.ч. по произ­водству военной техники и боеприпасов, гидроэнерге­тики и строительства, он главным образом охватывает инфраструктуру. Значительны позиции государст­ва в кредитно-финансовой сфере.

Большая часть общественного богатства попадает под государственный контроль через налоговую сфе­ру. Текущие общие государственные расходы со­ставляли 42,4% ВНП. Государство контролирует как ключевые секторы (нефтегазовую отрасль через крупные государственные предприятия), так и сель­скохозяйственное производство и другие области, при этом власти испытывают определённую нехват­ку ресурсов.

Узость внутреннего рынка, сложившаяся отрасле­вая структура предопределили широкое участие стра­ны в международном разделении труда. Так, экспорт товаров и услуг составил 46% ВНП страны в 2002, тогда как импорт 30%. На экспорт нефти и газа прихо­дится св. 45% всего национального экспорта. Насчи­тывая менее 0,2% населения развитых стран и произ­водя более 0,5% промышленной продукции, Н. имеет св. 1% в экспорте этих стран.

Закреплению роли государства в хозяйственной жизни страны способствует то, что она не является полноправным членом ЕС, который требует от стран-

участниц унификации норм хозяйственного законо­дательства, жёсткого согласования экономической политики. Н. вместе с Исландией по-прежнему не хо­чет «раствориться» в экономике ЕС, утратить кон­троль над нефтегазовыми ресурсами и лишиться сво­ей национальной самобытности.

Процессы глобализации и региональной интегра­ции подвергают норвежскую модель социально-эко­номического развития серьёзным испытаниям. Госу­дарство уже не может, как прежде, субсидировать со­циально значимые предприятия без риска санкций со стороны ЕС или ВТО. К тому же в условиях роста за­нятости примерно на 1—2% в год усложняется демо­графическая ситуация, что требует от властей допол­нительных социальных расходов. В сфере государст­венного регулирования происходили противоречи­вые процессы. С одной стороны, власти (как первое коалиционное правительство Х.-М. Бунневика, так и кабинет НРП Й. Столтенберга) стремились использо­вать рычаги либеральной политики роста, ограничить роль государства в экономике. Достаточно активно шёл процесс ликвидации госсобственности (привати­зированы ряд ГЭС, часть нефтегазовой промышлен­ности и объекты инфраструктуры), наблюдался отказ от государственного вмешательства (политики дохо­дов и привлечения иностранных инвестиций и т.д.) и ряда социальных программ. В 2001 была проведена частичная приватизации госкомпании «Статойл», размещены её акции на фондовой бирже. С другой — значительные доходы от нефти позволили государст­ву увеличить внутреннее потребление и капиталовло­жения, смягчить налоговое бремя и расширить инвес­тиции в региональное развитие, защиту окружающей среды и социальную сферу. По-прежнему многие вну­тренние отрасли (особенно сельское хозяйство), уяз­вимые для зарубежной конкуренции, субсидируются государством. Реализуется региональная политика — децентрализация и перемещение предприятий из крупных городов в северные районы. В условиях рос­та профицита госбюджета в 2000—02 выросли темпы прироста заработной платы, что неблагоприятно по­влияло на международную конкурентоспособность.

Рычагом государственного воздействия является Государственный нефтяной фонд (ГНФ), который сейчас составляет св. 820 млрд крон (св. 110 млрд долл. США). Средства фонда приносят стране солид­ный доход: около 40% средств вложены в акции зарубеж­ных компаний, а около 60% — в иностранные гособлига­ции. Фонд призван служить финансовым буфером, предоставляя правительству свободу манёвра в экономической политике в случае падения мировых цен на нефть или снижения активности в отраслях, не связанных с нефтегазодобычей.

Экономика страны разделена (что отражено в на­циональной статистике) на две части: континенталь­ную и шельфовую. Первая — континентальная — представлена традиционными отраслями промыш­ленности: электрометаллургической, электрохими­ческой, горнодобывающей, целлюлозно-бумажной, машиностроением и другими обрабатывающими секторами. Визитной карточкой норвежской индуст­рии является производство морских буровых плат­форм и связанного с этим оборудования, гидравли­ческих турбин, промышленного и бытового электро­технического и электронного оборудования, поточ­ных технологических линий для переработки рыбы. К этому сегменту причисляют рыболовство и весь рыбоперерабатывающий комплекс, судоходство (среди традиционных судоходных держав страна имеет наивысшую долю флота под собственным флагом, а его доля в экспортных доходах страны традиционно превышает 10%).

Вторая часть экономики — шельфовая, занимает доминирующее положение, она представлена нефтя­ной и газовой отраслями промышленности. К 2008 планируется довести экспорт газа до 80 млрд стан­дартных м3 в год. Наиболее значительные газовые месторождения — Слейпнер, Экофиск и Тролль. Добыча нефти составила 165 млн т при внутреннем потребле­нии 10 млн т (2002). Крупнейшие нефтяные место­рождения — Статфьорд, Гюльфакс, Осеберг, Экофиск.

В 2002 шельфовый сектор создал почти 25% ВНП Н., тогда как континентальный — произвёл только около 10%. К тому же большинство отраслей континенталь­ной норвежской экономики малодоходны и подчас неконкурентоспособны.

Из общего числа экономически активного населе­ния (2,3 млн чел.) в промышленности и строительст­ве занято 23,7%, в сельском, лесном хозяйстве и рыбо­ловстве 4,8%, в торговле и других отраслях обслужи­вания 71,6%. Уровень безработицы — 2,9%.

Несмотря на сокращение доли сельского хозяйства в ВВП с 4% в 1968 до 2% в 2002, эта отрасль продол­жает играть существенную роль. Развито животно­водство, главным образом молочное направление. Хо­тя здесь работает менее 2,5% общего числа занятых, а на угодья приходится только 3% всей территории, уровень самообеспеченности сельхозпродуктами со­ставляет почти 50% (75—80% — зерновыми и почти полностью продукцией животноводства).

Хотя доля рыболовства в ВВП также сокращается, рыбообрабатывающая и рыбоконсервная промышлен­ность обеспечивают занятость населения в прибреж­ных районах, особенно на севере. Для выживания от­расли большую роль играет искусственное разведение лосося и форели; для промышленного развития «аква-культуры» используются фьорды и горные реки.

Транспорт играет важную роль в хозяйственном комплексе: св. 80% внешнеторгового грузопотока по­ступает в страну морским путём, на долю морского транспорта приходится половина внутренних грузо­перевозок. В составе торгового флота более поло­вины — танкеры. Протяжённость шоссейных дорог — 90 тыс. км, св. 55 тыс. имеют асфальтовое покрытие, 17,5 тыс. мостов и около 1 тыс. туннелей.

Удельный вес внешней торговли в ВВП: экспорт товаров и услуг 40%, импорт 33% (2002). В географи­ческом распределении на ЕС приходится 80% товаро­оборота. В РФ зарегистрировано около 120 предприятий с участием норвежского капитала. Доля РФ в норвеж­ских инвестициях за рубежом — 0,1%, или 0,9 млрд долл. Норвежский капитал осваивает главным обра­зом северозападные регионы РФ.