Страны мира

Сербия и Черногория: Государственное устройство и политическая система

В соответствии с принятой 4 февраля 2003 Кон­ституционной хартией государственное сообщество С. и Ч. основывается на равноправии обоих госу­дарств-членов.

Хартией предусматривалось образование однопа­латного парламента — Скупщины С. и Ч. из 126 депу­татов (91 — от Сербии и 35 — от Черногории), снача­ла на срок 2 года путём делегирования депутатов отреспубликанских скупщин, а впоследствии — уже на срок 4 года путём прямых выборов. Решения парла­ментом принимаются простым большинством от спи­сочного состава при условии, что за них голосует та­кое же большинство от каждой из республик. На срок 4 года Скупщиной избирается также и президент но­вого государственного образования, причём попере­менно от каждой из двух республик. Глава парламен­та и президент не могли быть представителями одной и той же республики. Первым президентом С. и Ч. стал представитель Черногории Светозар Марович. Предсе­дателем парламента — представитель Сербии Драголюб Мичунович, которого в 2004 сменил Зоран Шами.

Президент С. и Ч. предлагает на утверждение Скуп­щине кандидатуры в состав высшего органа исполни­тельной власти — Совета министров, который он воз­главляет по должности. Помимо президента в состав правительства входят также министр обороны, министр иностранных дел и их заместители, министр по внешне­экономическим связям, министр по внутриэкономическим отношениям, а также министр по правам человека и национальных меньшинств. По истечении 2-летнего срока министр обороны и министр иностранных дел ме­няются местами со своими заместителями.

В республиках — членах сообщества избираются свои высшие органы государственной власти. В Сер­бии выборы в республиканский парламент из 250 де­путатов проводились по пропорциональной системе. Для создания парламентских групп предусматривал­ся лимит в 5% полученных на выборах голосов.

Мандат на формирование правительства вручает­ся представителю парламентского большинства. В 2004 мандат получил председатель Демократической партии Воислав Коштуница (до 2003 — президент СРЮ). При формировании его коалиционного правительства впервые была введена персональная ответственность каждой партии за закреплённое за ней министерство. В отличие от прежней практики его руководство (министры и заместители министра) целиком состояло из членов одной партии.

Путём прямых выборов на 5 лет с возможностью переизбрания ещё на один срок избирался президент республики. В связи с провалом республиканских президентских выборов 2002 и 2003 из-за неявки не­обходимого числа избирателей (50% от списочного состава) обязанности президента Сербии до избрания нового президента исполнял глава республиканской скупщины. В 2004 ограничительный порог для явки избирателей законодателями был снят и на пост президента Сербии был издран Борис Тадич.

В Черногории при подобной же ситуации указанное препятствие было устранено ещё в 2003, и на повторных выборах новым президентом был из­бран Филип Вуянович. Прежний глава республики — Мило Джуканович переместился в кресло премьера. Парламентские выборы в Черногории проводились также по пропорциональной системе. Переменными величинами при этом были число «разыгрываемых» депутатских мандатов (от 125 в 1990 до 71 в 2002) и из­бирательный порог для попадания партий в парламент, колеблющийся в пределах 3—5% (в 2002 — 3%). В 2004 между властями и оппозицией была достигнута договорённость о введении дифференцированного избирательного ценза. Если для партий, самостоятельно участвующих в выборах, он оставался на уровне 3%, то для многопартийных коалиций вводилась подвижная шкала. Для двухпартийной коалиции устанавливался порог в 5%, для трёхпартийной — 7% и т.д.

В крае Косово и Метохия легальные парламент­ские выборы в Собрание края проводились в ноябре 2001 на основании «Уставных рамок временного са­моуправления», утверждённых Международной гражданской администрацией (UNMIK).

Из 120 депутатских мест краевого парламента 100 выделялись для всех зарегистрированных партий, ко­алиций и независимых кандидатов, а 20 были зарезер­вированы для объединений национальных мень­шинств. Причём половина из них — для сербов.

Выборы осуществлялись по пропорциональной системе с наличием в крае одной избирательной еди­ницы. Срок полномочий Собрания Косово был огра­ничен 3 годами. Краевой парламент избирал президи­ум и президента Косово.

Политические партии в С. и Ч. регистрируются только на республиканском уровне. В Сербии в 2003 их было 274. Однако фактически число партий, ак­тивно проявлявших себя на политической арене, на порядок меньше. Самыми крупными являлись Демо­кратическая партия (председатель Борис Тадич) и Демократическая партия Сербии (председатель Вои­слав Коштуница), превратившиеся после их общей победы в октябре 2000 над «режимом Милошевича» в основных политических соперников. Помимо них до парламентских выборов 2003 наиболее заметную роль играли такие проправительственные партии, как Демохристианская партия Сербии (Владан Батич), Де­мократический центр (Драголюб Мичунович), Демо­кратическая альтернатива (Небойша Чович) и Граж­данский союз Сербии (Горан Свиланович). Видное место на республиканской арене в ряду проправи-тельственных политических сил занимали такие ме­стные национальные политические партии, как Союз венгров Воеводины (Йожеф Каса) и Санджакская де­мократическая партия (Расим Ляич).

Наряду со старой оппозицией — Социалистичес­кой партией Сербии (Слободан Милошевич), Серб­ской радикальной партией (Воислав Шешель), Серб­ским движением обновления (Вук Драшкович), Пар­тией сербского единства (Борислав Пелевич), всё бо­лее активную роль играла и новая демократическая оппозиция. Помимо Демократической партии Сер­бии, это в первую очередь партия Г 17 Плюс (Миро-люб Лабус), а также партия Новая Сербия, которую возглавлял Велимир Илич, один из главных органи­заторов сербской демократической революции 2000. В конце 2003 в оппозицию перешла и Социал-демократическая партия (Слободан Орлич), что и привело к потере правящим режимом парламентского большинства.

Парламентские выборы 2003 привели к новой расстановке политических сил. Заметного успеха добились партии, представлявшие как новую, демо­кратическую, так и старую, националистическую и левую, оппозицию. Наибольшее число мест в рес­публиканском парламенте (82) завоевала Сербская радикальная партия, Демократическая партия Сер­бии получила 53 мандата, партия Г 17 Плюс — 34 (3 из которых предоставлялось Социал-демократичес­кой партии), коалиция Сербского движения обнов­ления и партии Новая Сербия — 22. Столько же за­воевала Социалистическая партия Сербии. Суще­ственно ослабли политические позиции прежней ведущей правящей партии — Демократической. Не­смотря на то что её избирательный список получил 37 депутатских мест, непосредственно ей досталось на 13 мандатов меньше. В соответствии с жёстким предвыборным межпартийным соглашением по 5 мест из общего избирательного списка демократов предоставлялось Демократическому центру и Гражданскому союзу Сербии, а одно — Социал-де­мократической унии. Ещё два депутатских мандата было обещано представителям санджакских пар­тий. Что касается представителей воеводинских венгров, то они на сей раз в Скупщину Сербии не попали.

В Черногории ведущими политическими партия­ми являлись правящая Демократическая партия со­циалистов (Мило Джуканович) и отколовшаяся от неё в 1998 Социалистическая народная партия (Предраг Булатович), ставшая главной оппозиционной си-

лой. Важную политическую роль играли также Соци­ал-демократическая партия (Ранко Кривокапич), Либеральный союз (Весна Перович), Народная пар­тия (Драган Шоч), Сербская народная партия (Андрия Мандич). В кон. 2003 часть бывших членов руководства последней во главе с прежним председателем Божидаром Бойовичем образовала свою — Демократическую сербскую партию.

Основными игроками на политической сцене в крае Косово и Метохия являлись такие албанские на­циональные партии, как Демократическая лига (Ибрахим Ругова), Демократическая партия (Хашим Тачи), Альянс за будущее Косово (Рамуш Харадинай), Новая партия Косово (Буяр Букоши), Христианско-демократическая партия (Марк Красничи).

Из сербских партий наиболее активную роль на краевом уровне играли представленные в Собрании Косово Демократическая альтернатива, Демократи­ческая партия Сербии и Демократическая партия.

Внутриполитическое развитие нового государст­венного сообщества в ближайшие 3 года после приня­тия Конституционной хартии, несмотря на официаль­ный консенсус подавляющей части политической элиты, было чревато обострением борьбы между цен­тробежными и центростремительными силами, при­чём в обеих республиках.

Глубоко расколотым по вопросу о будущем отноше­ний с Сербией продолжало оставаться черногорское общество. Если оппозиционная Коалиция за перемены (ранее — Коалиция за Югославию) в составе Социали­стической народной партии, Народной партии и Серб­ской народной партии выступала за федеративное раз­витие С. и Ч., то правящий блок демосоциалистов и со­циал-демократов не отказывался от своего намерения воспользоваться через 3 года правом на референдум о независимости Черногории. На неизменных позициях сепаратизма оставался и Либеральный союз, перешед­ший, правда, к сотрудничеству с федералистами по во­просу отстранения от власти правящего режима ДПС-СДП. В связи с проявлениями с черногорской стороны явного нежелания форсировать процесс гармонизации экономических систем двух государств — членов сооб­щества, в Сербии всё громче стали раздаваться голоса в пользу независимости этой республики. За сербскую независимость официально выступили Демохристианская партия и партия Г 17 Плюс.

Внешняя политика нового государственного сооб­щества определялась его внутренними нуждами как экономического характера (обеспечение благоприят­ных условий для необходимых иностранных финансовых вливаний и для сбыта отечественной продук­ции на внешних рынках), так и политического (обес­печение международной поддержки в укреплении правящего режима и в урегулировании косовского кризиса на основе территориальной целостности со­общества). Поэтому включение в европейские струк­туры, особенно в ЕС, было специально прописано в Конституционной хартии как одна из основных целей С. и Ч. Одновременно была сделана заявка на вхожде­ние в североатлантические структуры и на стратеги­ческое партнёрство с США.

Подобное стремление определило характер воен­ной реформы. Вооружённые силы (ВС) С. и Ч., насчи­тывавшие 78 тыс. чел. по состоянию на 2003, специа­листами НАТО было рекомендовано сократить до 50 тыс. В рамках начавшегося сокращения ВС число ге­нералов на командных должностях было уменьшено вдвое (с 51 до 26). В целях адаптации к натовской про­грамме «Партнёрство ради мира» Высший совет обо­роны С. и Ч. утвердил новую организационную схему ВС, во главе которых отныне стоял гражданский ми­нистр обороны.

Помимо стремления приблизиться к натовским стандартам радикальные реформы военной сферы были обусловлены и простым экономическим расчё­том. Среднее жалованье кадрового военнослужащего составляло только 1,2 минимальной заработной пла­ты, установленной законом. Даже в 2002, когда на во­енные нужды было выделено 41,4 млрд динаров (ок. 700 млн долл.), реальные потребности ВС оценива­лись в 140 млрд динаров.