Страны мира

Сербия и Черногория: История

Сербские племена появились на Балканах ещё в 6—7 вв., поселившись на территории бывших владе­ний Древнего Рима. В 9 в. они приняли христианство в его православном виде. Находясь между могущест­венными региональными державами того времени — Венецией, Византией, Венгрией и Болгарией, сербы были вынуждены постоянно вести борьбу за свою свободу и независимость. С этой целью они создавали специальные территориальные образования, возглав­ляемые жупанами, которые концентрировали в своих руках как военную, так и административную власть. Во 2-й пол. 12 в. один из таких жупанов — Стефан Не­маня — стал князем всей Сербии и основателем пер­вой национальной династии. Его сын Стефан Перво-венчанный венчался на царствование уже как король.

Расцвет Сербского государства пришёлся на сер. 14 в. — период правления короля Стефана Душана, вла­дения которого были столь обширны, что он носил ти­тул «царя сербов и греков». Однако после кончины Ду-шана созданное им государство стало распадаться. Раз­дробленностью сербов воспользовались новые завоева­тели Балкан турки-османы. В битве на Косовом поле 28 июня 1389 сербам было нанесено сокрушительное по­ражение, повлекшее за собой и их государственную ка­тастрофу. С тех пор дата косовской битвы, совпавшая с Днём Святого Витта («Видовдан»), стала самой траги­ческой во всей истории сербского народа.

История многовекового турецкого господства бы­ла и историей борьбы сербов против своих поработи­телей. Однако только в начале 19 в. произошло обще­национальное восстание, которое возглавил Чёрный Георгий (Кара-Джордже), положивший начало новой сербской династии — Караджорджевичей. На осво­бождённой территории сербы восстановили свою го­сударственность.

В 1820 Стамбул официально признал Сербию са­мостоятельным княжеством на правах вассальной за­висимости. Полную независимость Сербия обрела только после поражения Турции в русско-турецкой войне 1877—78.

Тогда же Берлинский конгресс (1878) закрепил статус субъекта международного права и за Черногорией. До 14 в. история родственного сербам черногор­ского народа была неотделима от истории Сербии, в которую Черногория входила в качестве одной из об­ластей. После турецкого порабощения Сербии госу­дарственное образование Зета, включавшее Черного­рию и северную Албанию, стало самостоятельным. Только спустя столетие туркам удалось подчинить се­бе равнинные черногорские территории. Закрепивше­муся же в неприступных Чёрных горах населению уда­лось сохранить независимость, создав теократическую республику, возглавляемую владыками — митрополи­тами Черногории. Один из них — владыка Пётр Пер­вый Негош — после удачных войн с турками добился в 1798 от султана издания особого фирмана о призна­нии независимости Черногории. Начавшийся после этого процесс превращения владык в светских прави­телей привёл, в конце концов, к тому, что в 1852 вла­дыка Данило принял титул князя и положил начало светской династии Петровичей. Его преемник князь Никола в 1910 стал королём Черногории.

Вековому стремлению двух родственных народов к объединению мешала не только территориальная разобщённость в виде разделявшего их турецкого Санджака, которая была устранена в 1912 в результа­те победы над Турцией в 1-й Балканской войне. Главным препятствием являлось соперничество двух цар­ствующих династий — Петровичей и Караджорджевичей. Поэтому к Корфской (1917) декларации пред­ставителей югославянских народов о намерении со­здать единое государство сербов, хорватов, словенцев присоединилась не правящая королевская династия, а Черногорская оппозиция.

26 ноября 1918 собравшаяся в Подгорице Скуп­щина представителей черногорского народа высказа­лась за низложение династии Петровичей и за объе­динение с Сербией под властью Петра Первого Караджорджевича, а 1 декабря — в результате объедине­ния Сербии с Державой словенцев, хорватов, сербов (провозглашённой на бывших югославянских терри­ториях Австро-Венгрии) было образовано единое Ко­ролевство сербов, хорватов, словенцев (с 1929 — Ко­ролевство Югославия). С принятием Видовданской конституции 1931 страна получила новое админист­ративное деление на бановины, закрепившее ликви­дацию исторических областей унитарного государст­ва. Вместе с тем если в результате этого территория собственно Сербии оказалась поделённой между не­сколькими бановинами, то Черногория целиком во­шла в состав одной Зетской бановины, сохранив, та­ким образом, свою территориальную целостность. Всвязи с образованием в 1939 на основании Соглаше­ния Цветкович-Мачек отдельной Бановины Хорва­тия разрабатывался проект создания подобной же единой Бановины Сербские земли. Однако из-за на­чавшейся 2-й мировой войны ему не суждено было реализоваться.

После фашистской агрессии против Югославии в апреле 1941 Сербия была оккупирована германскими войсками и в ней был создан квислинговский режим генерала Милана Недича, а Черногория вошла в ита­льянскую оккупационную зону. С капитуляцией Ита­лии в сентябре 1943 германской оккупации подвер­глась и Черногория. В ходе 2-й мировой войны столк­нулись различные проекты государственного устрой­ства, касающиеся С. и Ч. Носителями великосербской идеи объединения являлись как режим Недича, так и монархическое Равногорское движение четников Дра-жи Михаиловича. Великосербской идее противостоя­ла концепция Антифашистского веча народного осво­бождения Югославии, предусматривавшая возрожде­ние страны на федеративных началах. Эта идея и была реализована в 1945 в рамках Демократической Феде­ративной Югославии (с 1946 — Федеративная Народ­ная Республика Югославия, с 1963 — Социалистичес­кая Федеративная Республика Югославия). Таким об­разом, в рамках федерации была восстановлена госу­дарственность как Сербии, так и Черногории.

При этом в составе Сербии были образованы две автономии — Косово и Метохия и Воеводина, кото­рые в результате конституционных изменений 1974 были наделены элементами конфедеральности нарав­не с союзными республиками, получив места в выс­шем государственном органе — Президиуме СФРЮ и право вето по вопросам как краевого, так и республи­канского развития. В итоге возникла ситуация, когда не края оказались в подчинении Сербии, а она сама — в подчинении у своих автономий. Подобная ситуация способствовала подогреванию амбиций албанской на­циональной элиты в Косово и Метохия, которая стала всё настойчивее требовать для края статуса союзной республики с правом выхода из федерации. В целях сохранения территориальной целостности Сербии и СФРЮ в 1989—90 на республиканском и федераль­ном уровне были внесены соответствующие измене­ния в Конституцию. Ответом со стороны албанского большинства Скупщины Косово и Метохия стало од­ностороннее провозглашение края республикой, а за­тем — и независимым государством. В 1992 в Косово и Метохия были проведены нелегальные выборы соб­ственных «государственных» органов власти. В 1998

албанские сепаратисты в Косово и Метохия перешли к вооружённой борьбе за осуществление своих целей, спровоцировав ответные действия сербских властей, что, в свою очередь, явилось поводом для натовской агрессии против СРЮ в марте 1999. В июне того же года Резолюцией Совета Безопасности ООН № 1244 в Косово и Метохия был установлен международный протекторат.

В кон. 1990-х гг. сепаратистские тенденции про­явились и в Черногории. С распадом СФРЮ в 1992 черногорское руководство сначала так же, как и лиде­ры Боснии и Герцеговины, Македонии, Словении и Хорватии, согласилось с выработанным международ­ной Комиссией Бадентера принципом создания в прежних республиканских границах новых независи­мых государств. Однако после переговоров с серб­ским руководством было принято решение о сохране­нии федерации в составе двух республик и 27 апреля 1992 была образована Союзная Республика Югосла­вия. Однако после раскола в 1997 в правящей в Чер­ногории Демократической партии социалистов и из­брания президентом Мило Джукановича в республи­ке усилились сепаратистские тенденции. Черногор­ское руководство перестало признавать федеральный парламент и сформированное им правительство СРЮ. А после федеральных сентябрьских президент­ских выборов 2000, которые официальная Черного­рия бойкотировала, уже все федеральные институты стали рассматриваться в Подгорице как чисто серб­ские. В результате федерация приобрела практически номинальный характер.

Из-за полной несовместимости позиций Белграда и Подгорицы по вопросу будущего их отношений дву­сторонние переговоры зашли в тупик. Используя обо­юдное стремление С. и Ч. к европейской интеграции, ЕС вынудил власти в обеих республиках согласиться на компромиссный вариант и подписать 14 марта 2002 Белградское соглашение о преобразовании СРЮ в новое государственное сообщество С. и Ч.