Страны мира

Япония: История

Японские острова заселены по меньшей мере на протяжении 30 тыс. лет. На базе археологических рас­копок доисторическую фазу развития страны приня­то делить на четыре периода: палеолитический доке-рамический (примерно до 10 000 лет до н.э.); период Дзёмон, характеризуемый появлением керамики (примерно 10 000 лет до н.э. — примерно 300 лет до н.э.); период Яёи, в рамках которого широко распрост­ранились металлические изделия и стабильное сель­ское хозяйство (примерно 300 лет до н.э. — примерно 300 лет н.э.); период Кофун, отмеченный огромными погребальными курганами и началом политической централизации (4-6 вв. н.э.).

В 6—7 вв. старое клановое общество начало пре­терпевать серьёзную реструктуризацию в направле­нии централизованной имперской администрации по китайскому образцу. Период Асука (593 — 710), когда во дворце Тоёура утвердился двор императрицы Суй-ко, ознаменовал собой переход к письменной истории Я. При ней в качестве регента служил принц Сётоку, который в своей Конституции, состоявшей из 17 ста­тей, предусмотрел укрепление власти и повышение престижа императорской династии и направил страну на путь создания единого государства. Император­ский двор поддерживал буддизм, строил храмы, двор­цы и города по корейским, а позднее — по китайским моделям, ввёл в обращение китайские иероглифы и заложил основы государственной структуры рицурё, воспроизводившей китайские порядки. Эти иннова­ции получили дальнейшее развитие в результате ре­форм Тайка, в ходе которых была введена государст­венно-феодальная надельная система (население ста­ло держателем государственных наделов, а крестьяне начали регулярно платить налоги).

В 710 столицу страны перенесли в Нара. Тем са­мым было положено начало Нарскому периоду, который явился свидетелем всестороннего культурно­го и технологического влияния Китая на Я. Политиче­ская власть широко использовала буддизм и конфуци-

анство для усиления своих позиций, но к кон. 8 в. цен­трализованная имперская администрация и система государственных наделов начала обнаруживать при­знаки сильной напряжённости. Соперничество арис­тократов и клериков в Нара подрывало стабильность политического курса. Стремясь предоставить адми­нистрации возможность «нового старта», император Камму в 784 попытался возродить былую мощь систе­мы рицурё и перенёс столицу в Киото.

Начавшийся таким образом период Хэйан (784— 1185) был эпохой полной ассимиляции китайской культуры и расцвета элегантных придворных обыча­ев. В политическом отношении, однако, двор подпал под господство семейства Фудзивара, не смог воспре­пятствовать распространению частных вотчин (сёэн) и сохранять контроль над провинциальными властя­ми. Отсутствие централизованной военной системы привело к росту могущества банд воинов сначала на местах, а затем и в столице, когда семейство Тайра в сер. 12 в. захватило там власть.

Свержение Тайра (1185) воинами под руководст­вом Минамото-но Ёритомо, которому был присвоен титул сёгуна и который учредил военное правитель­ство в городке Камакура, явилось отправной точкой Камакурского периода (1185—1333). Четыре века гос­подства воинов, охватившие как Камакурский, так и следующий период — Муромати (1333—1568), счита­ются в Я. феодальной эрой. Влияние императорского двора неудержимо ослабевало. К сёгунату перешёл контроль над юридической системой, престолонасле­дием, обороной страны. Возглавляемый поначалу са­мим Ёритомо и его сыновьями, а затем сёгунами — де­тьми с регентами из рода Ходзё Камакурский сёгунат был первым в серии военных режимов, доминировав­ших в Я. до сер. 19 в.

Этот сёгунат был свергнут коалицией во главе с императором Годайго, пытавшимся восстановить прямое императорское правление, но в 1336 его само­го отстранили от власти, причём сделал это Асикага Такаудзи, который ранее помогал императору. Ис­пользуя соперничавшего с Годайго императора как марионетку, Такаудзи учредил новый сёгунат в Муромати (район Киото). Десятилетия гражданской войны между двумя императорскими дворами завер­шились победой Асикага Ёсимицу, которому удалось подчинить себе провинциальных воинов, поддержав­ших его сёгунат. Впоследствии, однако, феодалы орга­низовали серию междоусобиц, в итоге которых страна погрузилась в эпоху «воюющих государств» (1467— 1568), когда местные князьки (даймё) игнорировалии сёгунат, и императорский двор и сражались друг с другом за власть на местах.

С сер. 16 в. постепенно оформилось движение за воссоединение страны в единое целое, решающую роль в котором сыграли три выдающиеся фигуры: Ода Нобунага, Тоётоми Хидэёси и Токугава Иэясу. Короткий, но богатый событиями период деятельнос­ти Нобунага и Хидэёси, в пределах которого они уста­новили военный контроль над страной и приступили к реформированию феодальных институтов, именует­ся периодом Адзути — Момояма (1568—1600). Это было время величия и открытости внешнему миру. Хидэёси умиротворил провинцию, конфисковав мечи и отделив самураев от крестьян. Он мечтал о покоре­нии Кореи и установлении долговременной династии, но вторжение на Корейский полуостров закончилось провалом. Смерть Хидэёси в 1598 оставила его на­следника практически уязвимым перед лицом враж­дебных даймё, один из которых — Токугава Иэясу — одержал убедительную победу над сторонниками Хи-дэёси в битве при Сэкигахара (1600), принял титул сёгуна и учредил могущественный сёгунат, перенеся столицу в Эдо (ныне Токио).

Победа позволила Токугава реорганизовать поли­тическую карту Я. Он установил строго сбалансиро­ванную структуру (бакухан), при которой сёгунат не­посредственно контролировал Эдо и центр страны, а даймё, классифицированные в зависимости от их вер­ности Токугава, правили примерно в 250 владениях. Токугава и его потомки сумели сохранять сильную централизованную феодальную власть посредством введения статусных различий между самураями, куп­цами, ремесленниками и крестьянами, эксплуатации системы заложников, при которой даймё должны бы­ли проводить при дворе каждый второй год, искорене­ния христианства, контроля за контактами с внешним миром, особенно с Западом, и формулирования регла-ментаций для самураев, аристократов и даже храмов. В бакухан господствовали самураи, и структура эта во многом зависела от налогов, собиравшихся с кресть­ян. Вместе с тем сёгунат предоставлял достаточную свободу в развитии торговли купцам и призамковым городам, а также способствовал расцвету урбанисти­ческой культуры.

Токугавская система при всей своей деспотичнос­ти дала Я. более 200 лет мира и относительной изоля­ции от остальных стран. Оба достижения оказались в сер. 19 в. под угрозой, когда США, Великобритания и Россия начали требовать открытия торговли с Я. Не­способность сёгуната «изгнать варваров», заключение

неравноправных договоров, допуск иностранных ко­раблей в японские порты явились началом цепочки событий, которые побудили могущественные кланы Сацума, Тёсю и Тоса использовать императорский двор для того, чтобы бросить вызов токугавскому вла­дычеству. Сёгунат свергли в 1868.

Молодые самураи, осуществившие реставрацию Мэйдзи (называвшийся так период длился до 1912), т.е. императорской власти, пеклись о сохранении су­веренитета своей страны, оживлении её экономики, укреплении её военного потенциала. Их лозунг «Бо­гатая страна, сильная армия» означал перестройку большинства социальных, политических, экономиче­ских и военных институтов на западный манер. Боль­шие усилия на этом поприще приложили такие деяте­ли, как М.Мацуката, Х.Ито, К.Сайондзи, И.Ояма, Т.Окубо, Т.Ивакура, К.Иноуэ и др. и сам император Муцухито. В 1889 Я. приняла Конституцию, открыв­шую дорогу к парламентскому управлению. Наряду с этим новое руководство страны сочло возможным об­ратиться к типичным для ведущих государств того времени методам внешней экспансии. В 1895 Я. побе­дила в войне с Китаем, в 1905 разгромила российские армии в Маньчжурии, в 1910 аннексировала Корею и превратилась в главную империалистическую держа­ву в Восточной Азии. Её участие в 1-й мировой войне было фактически номинальным, но принесло под контроль империи германские концессии в Китае и принадлежавшие Германии острова в Тихом океане.

Период правления императора Тайсё (1912—26) японские историки называют «эрой больших возмож­ностей». С одной стороны, в эти годы обозначились тенденции, которые в конечном счёте облегчили демо­кратизацию Я. после 2-й мировой войны (партийные правительства, всеобщее избирательное право для мужчин, достигших 25-летнего возраста, законы о бир­же труда, минимальной заработной плате, арбитраже арендных конфликтов и т.д.). С другой стороны, тогда же появились ростки радикального национализма, экс­пансионизма и антилиберализма, которые расцвели пышным цветом в 1930-е гг. и 1-ю пол. 1940-х гг. (закон о поддержании общественного спокойствия, нацелен­ный на контроль над распространением «опасных мыс­лей» и использованный для подавления студенческого радикализма и массовых арестов коммунистов и про­чих «подрывных элементов», расширение полномочий тайной полиции, организация ультрапатриотического общества «Кокухонся» и т.д.).

Какое-то время сторонникам демократизации ре­жима удавалось удерживать свои позиции, и следую-щая эпоха Сёва (1926—89) началась на оптимистичес­кой ноте. Вскоре, однако, ультранационалистические силы, первую скрипку в составе которых играли воен­ные, взяли верх и, используя тяжёлое экономическое положение страны (кризисы 1927 и 1929), перешли от разгула политических притеснений на внутреннем фронте к агрессии в Маньчжурии, в других районах Китая и в конце концов развязали войну против США и союзных держав в Азии и на Тихом океане.

Поражение Я. в этой войне (1945), завершившейся атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, имело своим результатом потерю всех колоний, окку­пацию страны союзными, прежде всего американски­ми, войсками, полную демилитаризацию, ликвида­цию старых индустриальных комплексов (дзайбацу), отказ императора от статуса божества, новую Консти­туцию, новую образовательную систему, революци­онную аграрную реформу, легализацию левых партий и профсоюзов.

После болезненного периода послевоенного вос­становления японская экономика продемонстрирова­ла в 1960—70-х гг. весьма высокие темпы прироста ВВП, обеспечившие стране небывалое процветание. Оно опиралось на Японо-американский договор о га­рантии безопасности, который был заключён одно­временно с подписанием Сан-Францисского мирного договора, восстановившего суверенитет Я. (1951), по­стоянный акцент на расширение масштабов хозяйст­ва, разработку политики, отвечавшей интересам биз­неса, придание особого значения образованию, уме­ренность, бережливость, энергию и концентрирован­ные усилия японского народа. Существенный вклад в достижение Я. её послевоенных успехов внесли такие политические деятели, как С.Ёсида, И.Хатояма, Х.Икэда, Т.Фукуда, Я.Накасонэ и др.

Отличительная черта японской истории последних лет — усилия народа, направленные на преодоление долговременной тенденции к отчуждению от других на­родов, к подчёркиванию своей уникальности и неповто­римости. Японцы стараются интернационализировать своё общество, включить его во всестороннее сотрудни­чество со всё более взаимозависимым миром.