икона Православные иконы

Домашняя | Галерея | икона | 1483

икона Православные иконы

В древние времена люди с особым почтением относились к слепым. Считалось, что незрячие люди ближе к Богу (слова Давида: "Господь умудряет слепых" (Пс.145:8). Поэтому, большинство предметов, созданных древними цивилизациями, было адаптировано для слепых людей. В искусстве тоже преобладали рельефные изображения, и это характерно для большинства древних цивилизаций.

Первая икона Божией Матери, вышедшая из-под руки Св. Апостола Луки, также была рельефной. Полагают, что именно эта икона впоследствии стала прототипом известного образа Тихвинской иконы Божией Матери (Одигитрии).

Со времен Крещения, на Руси почитались как писаные иконы, так и выполненные с особой тщательностью рельефные иконы (на дереве, металле или камне).

По разным причинам традиция резной рельефной иконы в России к середине 20 века была почти полностью утрачена. Резная икона, которая уравнивала "видение" зрячего и слепого человека, практически исчезла из обихода.

В одном из писем к нам было написано: "слепым детям не хватает веры в то, что Бог их оберегает также как и всех нас". Только вдумайтесь, ведь в восприятии маленького ребенка, чтобы спрятаться, ему достаточно закрыть глаза. Если он не видит, значит не видят и его! А раз не видят, то не могут помочь!

25 августа 2005 года нашу деятельность благословил Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир. Для православного человека икона - это не только святыня, но и символ надежды. Подарить слепому ребенку возможность видеть икону, значит подарить ему надежду.

Благоверный князь Даниил был сыном св. Александра Невского. В 1272 году он получил в удел Москву с прилегающими землями. На берегу Москвы-реки князь построил храм (и при нем монастырь) в честь своего тезоименитого покровителя прп. Даниила Столпника.

Cтатья Куклеса, научного сотрудника Музея древнерусского искусства имени Андрея Рублева из журнала Наука и Жизнь за 65 год.

В Москве, на высоком берегу Яузы, стоит Андроников монастырь. В его стенах расположен Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева.

“Татарское иго” и “Куликовская битва” — для нас эти слова стали привычной строчкой учебника, а для Рублева и его современников татарское иго — это полтора столетия ужасов войны, это 365 дней, помноженных на 150 лет страха, слез и горя. Вот поэтому-то Куликовская битва, подарившая надежду на избавление, стала величайшим моментом в истории русского народа.

Просветленная, выпрямляющаяся Русь эпохи Куликовской победы глядит на вас с этой рублевской иконы.

А вот другое изображение — икона Иоанна Предтечи середины XVI века, страшного для Руси времени царствования Ивана Грозного.

Несомненно, многочисленные бессмысленные жестокости, свидетелем которых был художник, привели к невольному переосмыслению религиозного сюжета. Из сурового обличителя людских пороков и слабостей Иоанн Предтеча превратился в жертву человеческой жестокости, активно взывающую к нашему состраданию.

Эта икона непосредственно передает нам самый дух мрачного времени грозного русского царя.

Так даже в отвлеченных религиозных сюжетах всегда отражается эпоха. Это делает икону своеобразным историческим источником.

Но, любуясь только “совершенными сочетаниями цветовых плоскостей”, мы наслаждаемся звуками чужого языка, не понимая смысла речи.

Для своих современников художник писал икону так, что каждая “линия” и “плоскость” была не звуком, но словом, исполненным глубочайшего, сокровенного смысла.

Своеобразная художественная форма иконы (композиционная декоративность, обратная перспектива, плоскостность в трактовке фигур, вытянутость их пропорций) диктуется своеобразием ее содержания. В иконе осуществилось нерасторжимое единство формы и содержания — этот вечный идеал искусства.

Как справиться с этим? Какими средствами выразить невыразимое? Задача художника необычайно сложна — овеществить идею, то есть передать невещественное вещественными средствами.

Примером может служить композиция иконы “Успение богоматери”, в которой всегда изображается Христос в окружении ангелов. Художнику предстояло изобразить “бесплотные силы”, то есть нечто, не имеющее плоти, существа бестелесные, для людей невидимые. Их он изображает таким образом, что они как бы мерцают, то появляясь, то исчезая в сине-зеленом фоне пространства, сливаясь с ним.

Прямая перспектива уводит зрителя в глубь картины, обратная, которой пользуется иконописец, превращает вас в объект, на который направлено действие со стороны изображенного на иконе божества. Она и по смыслу своему обратив перспективе прямой и оправдывается внутренним содержанием иконы.

Вот почему фигура Николы может быть больше дерева, рядом с которым он стоит.

Никола важнее дерева; дерево только намек на место, где происходит действие.

В верхней части “Успения” летят апостолы на облаках; как на коврах-самолетах, мчатся они к умирающей богоматери; внизу они уже скорбной толпой окружают ее ложе.

Разновременные события свободно помещены в пределах одной композиции. Художник не смущается этим, он смело отбрасывает все случайное, оставляя только существенное. Он всегда говорит о самом главном. Его метод — метод глубокого обобщения. Предельная ясность композиции — отличительная особенность иконописи.

Икона создавалась людьми и для людей, поэтому в центре ее внимания стоит человек. Но человек не обычный, а приподнятый над жизнью. Отсюда подчеркнутая выразительность преувеличенных глаз, утонченность изысканных пропорций, которой достигается некоторая невесомость фигур.

Вот бескорыстные народные целители — бессребреники Кузьма и Демьян с иконы середины XV века. Их четкие силуэты мгновенно охватываются глазом. Линия, очерчивающая фигуры, гибкая, упругая, цельная; она обобщает контур, делает его монументальным. И это — опять обязательное качество икон.

Написанные для высоких иконостасов просторных храмов, они рассчитаны на восприятие с большого расстояния.

Даже в маленьких клеймах житейных икон принцип монументальности всегда полностью выдерживается. Повествование не затемнено излишними подробностями, композиции просторны, полны света и воздуха, отчего четкие силуэты удлиненных фигур видны издалека.

Древнерусский художник в совершенстве владел линией. Она мягка в очерке склоненной головы богоматери и напряженна в развевающихся складках плаща Георгия; она гибка и упруга, плавна, цельна, всегда предельно выразительна.

Пройдя блистательный 700-летний путь развития, она естественно умирает, уступая место новому, светскому искусству, как бы совсем исчезает.

Покрытая слоями копоти, почерневшей олифы и поздними ремесленными записями, икона предстала глазам людей XIX века как нечто суровое, мрачное, неуклюжее, не имеющее отношения к искусству.

Только в начале XX века икона родилась вновь. Возникла научная реставрация. Люди научились освобождать древнюю живопись от искажающих ее поздних поновлений, слоев грязи, покрова черной олифы. И изумились звучности ярких, радостных тонов.

И хотя некогда высокое содержание иконы утратило для нас свою былую значимость, а многие сюжеты просто неизвестны современному зрителю, человек XX века увидел в иконе великолепное искусство.

Такой любви к насыщенным, мажорным, ликующим цветам, кажется, ни у кого больше нет. Художник упивается красотой чистых тонов; смело сопоставляя их, он добивается изумительных по звучности сочетаний.

Часто сравнивают краски иконы с природой, с золотом ржи и серебром овса. Это все верно, но этого мало.

Древнерусский художник, как и всякий истинный художник, видя краски родной природы, не механически переносит их в икону, а организует их, производит отбор.

Цвет у него приобретает некоторый символический смысл: звучная киноварь — торжественная, праздничная (в конце концов праздник всегда “красный”); мягкая охра — желтый цвет, цвет солнца, тепла; синие, голубые тона — ликующие небеса.

Излюбленный золотой или охристый фон иконы — символ вечности, нереальности неземного пространства, окружающего божество.

А серебряный фон — это серебряный свет, он же всеобъемлющий “белый свет”.

И еще одна основная особенность иконы — устойчивость композиционной схемы, иначе канон.

Часто говорят и даже пишут, что канон связывал индивидуальность художника, обеднял его, мешал развитию искусства. Это мнение не совсем верно, а точнее, совсем неверно.

Давайте перенесемся в 988 год, когда Русь приняла христианство и увидела перед собой иконы, принесенные из Византии...

Религиозные предания воспринимались людьми как факты. Видя икону с изображением богоматери, они считали, что видят ее “портрет”, подлинные черты ее лица. Иконописец был глубоко убежден, что, изображая религиозный сюжет, он изображает действительность, правду, запечатленную когда-то современниками священных событий.

И к этой священной для него правде он относился очень бережно, стараясь с предельной точностью повторить ее в своей иконе.

Неискушенному зрителю порой кажется, что все иконы похожи друг на друга.

По это только нa первый взгляд. Сколько бы мы ни сравнивали композиция на одну и ту же тему, мы никогда не найдем двух совершенно одинаковых памятников, Наоборот, мы поразимся их величайшему разнообразию. Ведь достаточно незначительно изменить композиционный ритм, силуэт, оттенок цвета, как получится новое художественное произведение.

В залах Третьяковской галереи висят иконы “Успение богоматери” XII века, “Успение” конца XIV века работы Феофана Грека и тверское “Успение” XV столетия.

Во всех трех иконах мы увидим в центре лежащую богоматерь, над ней Христа, держащего на руках ее душу; справа и слева апостолы.

И присутствие этих фигур и их взаимное расположение обязательны для композиции “Успения”. Эта схема повторяется на протяжении столетий.

Схема одна, но как непохожи они друг на друга! Это совсем разные произведения искусства не только по ритму, по цвету, но и по психологическому воздействию на зрителя.

Икона XII века — это раздумье, размышление над смертью; у Феофана — смерть высочайшая, скорбная трагедия; в тверской иконе — торжественное действие, исполненное мягкой грусти.

Все человеческие лица построены по одной схеме, и все-таки встретить два абсолютно одинаковых лица невозможно.

Как природа разнообразна в человеческих лицах, так и древнерусский художник бесконечно разнообразен в пределах обязательной композиционной схемы.

Канон — это тема для размышления, внутри которой художник оставался свободным. Причина жизнеспособности его в том, что он является наиболее совершенной художественной композицией, наилучшим образом способной выразить сложный смысл изображаемого.

Русь, получившая христианство непосредственно из Византии, восприняла многие черты византийского искусства, среди которых была и античная традиция.

Античная традиция не прерывалась, видоизменяясь, она жила в искусстве Византии, откуда перешла в русскую икону.

Античная традиция в самом лаконизме художественного языка иконы: художник рассказывает линией, силуэтом, цветом (вспомните греческую вазопись). Она в изысканных драпировках одежд, облекающих фигуры, в маскаронах, украшающих стены зданий, в пышных складках тканей, перекинутых с одной постройки на другую. Чти черты давно исчезнувшего античного быта продолжают жить в русской иконе вплоть до XVIII века.

В Успенском соборе в г. Владимире сохранились (лучше сказать, исчезают) остатки фрески “Земля и Море отдают мертвых”. Рублев дает олицетворения двух стихий в виде женских фигур. Особенно хороша Земля. Струятся складки легкой туники, выявляющие пропорции и объем прекрасного тела. Сама античная богиня Земля — Гея сидит перед нами.

Возможности иконы неисчерпаемы. Античная традиция, непосредственная связь с историей, с жизнью — вот немногие стороны иконы.

Будучи историческим памятником духовной жизни нашего народа на протяжении семисот лет, она в то же время является совершеннейшим из искусств.

Православная Церковь в Кении была основана в середине 20-го века архиепископом Макарием III Кипрским. Сегодня ее возглавляят его приемник - митрополит Кенийский Макарий (Тиллиридес). Он так же является и ректором Православной Семинарии в Рируте, пригороде Найроби.

В последнее время все более популярным становится возрождение давних церковных обычаев. Одна из традиций – это одаривание младенца во время крещения мерной (родимой) иконой. В качестве дарителей могут выступать родители ребенка или крестные.

Обычай дарить родимые иконы появился на Руси в XVI веке. Большой популярностью пользовались мерные иконы в домах знати, особенно в царской семье. 

Главной особенностью мерной иконы было то, что небесный покровитель на ней изображался в полный рост. Таким образом, пространство, которое занимало изображение святого, совпадало по размеру с ростом новорожденного. Это символизировало неразрывную связь между обладателем и святым. Мерная икона считалась уникальным даром, ведь она создавалась для конкретного человека и предназначалась исключительно ему. Дарить или передавать по наследству ее было нельзя. Это правило сохраняется и сегодня. Икона находится с человеком на протяжении всей жизни и утрачивает свою силу после его смерти.

Когда ребёнок подрастет, будет очень кстати поведать ему о том подвиге духа, который совершил его небесный повелитель. Обращая взор к образу своего святого, человек будет всегда вспоминать об этом и задумываться о смысле жизни, собственном предназначении на земле.

Сегодня традиция дарить мерные иконы возвращается. Но современность вносит в обычаи предков свои коррективы. Так, популярным становится создание мерных икон не только для новорожденных, но и

Одобрила ли «нововведения» церковь или же это хитрая уловка мастерских по созданию мерных икон – неизвестно. Однако факты говорят сами за себя: в России количество созданных мерных икон достигает нескольких десятков тысяч за год. Причём создаются они не только привычным рукописным способом (что, несомненно, эффектней и дороже), но и с помощью полиграфии (в несколько раз дешевле). Специализированные мастерские появляются на свет, как грибы после дождя. А Интернет пестрит объявлениями о создании мерных икон на заказ. Что ж, как говорится, спрос рождает предложение.

Хотелось бы верить, что возникшее желание обрести своего небесного покровителя в наше время продиктовано духовной потребностью человека, а не очередным веянием моды. Ведь именно тогда человек ощутит на себе благотворную силу мерной иконы, почувствует защиту и заботу своего святого.

В Эфиопии на иконе изображен святой с крылатой ногой, румынские мастера изобрели «стеклянный ксерокс», а у нас на образах — политики.

По церковному преданию, первой иконой был нерукотворный образ Спасителя. Правитель города Едессы, князь Авгарь, был тяжело болен. И услышав о бесчисленных чудесах и исцелениях, он послал живописца, чтобы тот нарисовал Спасителя. Но от лица Господа исходило такое сияние, что художник не мог работать. Тогда Господь, умывшись, обтер лицо платком, на котором отпечатался Божественный лик, и послал его князю. Первые же иконы Божьей Матери еще при ее жизни были написаны апостолом и евангелистом Лукой. Со временем появились каноны, как именно изображать того или иного святого, какие цвета использовать, какой сюжет может быть изображен, а отклонений не допускалось — считалось, что они удаляют молящегося от Бога. Но после раскола Христианского мира на Православный и Католический произошли перемены и в церковном искусстве.

«У католиков не существует икон (за некоторыми исключениями), а есть лишь благочестивое изображение, и художник сам может решать, что и как изобразить, а поддавшиеся влиянию модернизма могут вложить в руки Иисусу мяч,» — поясняет отец Лонгин. В православном же мире, несмотря на каноны, иконы вбирают в себя колорит тех мест, где были написаны. Грузинские образы отличаются от древнерусских и уж тем более от эфиопских. А чудесные истории добавляют образам третьи руки или даже крылышки на ноге.

Эта необычная икона (на фото вверху) хранится в Национальном архитектурно-историческом заповеднике «Чернигов древний». Устроена она весьма необычно: ее передняя сторона — словно гармошка, и если смотреть с одной стороны, видно изображение Спасителя, с другой — нарисована Богоматерь с мечем.

По словам работниц заповедника, икона уникальна, и они не встречали ей подобных. Сделана она в конце ХVIII — начале ХIХ века предположительно в Беларуси, но никаких точных сведений о ней нет.

«Когда пишешь образ, то святой словно с тобой разговаривает. Как будто теплом дышит от того, что ты рисуешь, а от красок аромат свежей мяты исходит — такая вот благодать Божья, — рассказывает иконописец Александр Наконечный. — Недавно привозили икону Николая Чудотворца. Смотрел я на нее и думал, что ж это за рисунок такой простой, наверное, и ребенок мог бы так нарисовать… Но когда преклонился, почувствовал необычайную энергию. Художник, даже если и некрасиво нарисовал, то вложил всю свою душу. Не руки, не голова, а сердце делают иконы чудотворными».

Но в какой же момент нарисованная или вышитая работа становится чудотворной? В православной церкви есть традиция — освящать иконы, после того как они были написаны. Но, по словам отца Лонгина, икона несет в себе святость изначально: «Изображение святого само по себе священно. Есть чудотворные иконы, которые написаны не в каноническом, а в живописном стиле. И перед одной такой иконой, которую привезли нам из Италии, многие исцелялись». Любопытно, что в среде иконописцев бытует мнение, что светские художники не могут писать образа так же хорошо, как священнослужители. «Любое творчество требует полной отдачи, нельзя допускать в себе никакой раздвоенности. Нельзя смотреть одним глазом в землю, а другим в небо! Нельзя служить двум господам, учит Христос», — пишет иконописец отец Зенон.

- В этом маленьком сельском храме в одесской глубинке происходят явления, которые не могут объяснить ни ученые-биологи, ни криминалисты Бюро судебно-медицинской экспертизы.

Раз в год киот иконы Казанской Божьей Матери украшают цветущими лилиями. Они засыхают, но через несколько месяцев снова оживают. Без воды, почвы и доступа воздуха из сухих стеблей вырастают молодые побеги и бутоны. Настоятель утверждает, что икона полностью "расцветает" к Троице.

Скептиков до сих пор немало. Весть о невероятных лилиях разлетелась по региону, в храм потянулись паломники и... комиссии. Специалисты Одесского ботанического сада разводят руками и настаивают на дальнейших исследованиях. Прихожане, наблюдающие природный феномен, принимают как данность...

В храме, действительно, происходит немало невероятных событий. Во время реставрации одного из образов выяснилось, что контуры святых с фотографической точностью отобразились на внутреннем стекле. На глазах у всего прихода обильно замироточил Голгофский крест. Капли появляются до сих пор.

Что это - вода, масло, миро? Откуда берется? Криминалисты Одесского бюро судмедэкспертизы по этому поводу приезжали дважды.

Вот их официальное заключение, сделанное после рентгено-флуоресцентного анализа и хроматографии: "Органическое маслянистоподобное вещество, происхождение которого установить не представляется возможным".

Единственное объяснение - из области географии. По совету православных старцев, в четырех местах Украины были установлены деревянные кресты: в Почаеве, за Киевом, под Харьковом, и здесь, под Одессой. Если эти точки нанести на карту, получится христианский крест, как бы скрепляющий и оберегающий страну. А маленькое село Кулевча находится как раз в его основании.

Преподобный Виталий, инок монастыря преподобного Серида, пришел в Александрию при святителе Иоанне Милостивом (память 12 ноября), Патриархе Александрийском (609 - 620).

Святой, достигнув старости (ему было 60 лет), дерзнул взять на себя необычайный подвиг: он записал к себе в помянник всех блудниц Александрии и начал усердно молиться о них. Преподобный трудился с утра до вечера и зарабатывал каждый день 12 медных монет. Вечером святой покупал себе один боб, который съедал не ранее заката солнца. Остальные деньги он отдавал одной из блудниц, к которой приходил на ночь и говорил: "Умоляю тебя, за эти деньги соблюди себя в чистоте эту ночь, не греши ни с кем". Затем преподобный запирался с блудницей в ее комнате, и пока блудница спала, старец всю ночь молился, читая псалмы, а утром тихо уходил от нее. И так он делал каждый день, посещая по очереди всех блудниц, причем брал с них клятву, что они сохранят в тайне цель его посещений. Жители Александрии, не зная правды, возмущались поведением инока, всячески оскорбляли его, а он покорно терпел все насмешки и только просил не осуждать других.

Святые молитвы преподобного Виталия спасли многих падших женщин. Одни из них ушли в монастыри, другие вышли замуж, третьи начали честно трудиться. Но рассказать о причине своего исправления и тем снять обвинения с преподобного Виталия они боялись - их связывала клятва, взятая святым. Когда одна из женщин нарушила ее и стала оправдывать монаха, она впала в беснование. Александрийцы после этого не сомневались в греховности преподобного.

Некоторые клирики, соблазнившиеся поведением монаха, донесли на него святому Патриарху Иоанну Милостивому. Но он не поверил доносчикам и сказал: "Перестаньте осуждать, особенно иноков. Разве не знаете, что произошло на Первом Никейском Соборе? Некоторые из епископов и клириков принесли друг на друга письменные доносы блаженной памяти царю Константину Великому. Он повелел принести зажженную свечу и, даже не прочитав писаний, сжег их и сказал: "Если бы я собственными глазами увидел согрешающего епископа, или священника, или инока, то покрыл бы такого своей одеждой, чтобы никто не видел его греха"". Так мудрый святитель пристыдил клеветников.

Преподобный Виталий продолжал свой трудный подвиг: являясь перед людьми грешником и блудником, он приводил заблудших к покаянию.

Однажды, выходя из блудилища, преподобный встретил шедшего туда юношу - блудника, который с бранью ударил его по щеке и закричал, что монах позорит Имя Христа. Преподобный ответил ему: "Поверь мне, что за меня, смиренного, и ты получишь такой удар по щеке, что вся Александрия сбежится на твой крик".

Спустя некоторое время преподобный Виталий поселился в небольшой келлии и в ней ночью скончался. В тот же час перед юношей, ударившим старца, появился страшный бес, ударил его по щеке и закричал: "Вот тебе удар от монаха Виталия". Юноша начал бесноваться. Он в исступлении катался по земле, рвал на себе одежду и кричал так громко, что собрал множество народа.

Когда через несколько часов юноша пришел в себя, то побежал к келлии преподобного, взывая: "Помилуй меня, раб Божий, что я согрешил против тебя". У дверей келлии он окончательно пришел в себя и рассказал собравшимся о своей встрече с преподобным Виталием. Затем юноша постучал в дверь келлии, но не получил ответа. Когда дверь взломали, то увидели, что преподобный преставился к Богу, стоя на коленях перед иконой. В руках у него был свиток со словами: "Мужи александрийские, не осуждайте прежде времени, пока не придет Господь, Праведный Судия".

В это время пришла бесноватая женщина, наказанная преподобным за нарушение тайны его подвига. Прикоснувшись к телу святого, она исцелилась и рассказала народу обо всем, случившемся с нею.

Когда о смерти преподобного Виталия узнали спасенные им женщины, они собрались и рассказали о добродетелях и милости святого.

Святитель Иоанн Милостивый радовался, что не поверил клеветникам и не осудил праведника. Затем при стечении покаявшихся женщин, обращенных преподобным Виталием, святой Патриарх торжественно пронес его останки через весь город и предал их честному погребению. С тех пор многие александрийцы положили себе завет не осуждать никого.

Нерукотворная икона Девы Марии Гваделупской - главная святыня всей Мексики. Миллионы жителей страны спешат поклониться ей 12 декабря - в день, когда она впервые явилась простому крестьянину-индейцу. С тех пор прошло 478 лет, но образ Девы Марии до сих пор не раскрыл всех своих тайн и загадок.

Теги: икона, православные, иконы,